16+
Суббота, 22 июня 2024
  • BRENT $ 85.02 / ₽ 7478
  • RTS1115.39
12 сентября 2011, 09:16 Политика

Визит Кэмерона в Москву: будет ли перезагрузка?

Лента новостей

Британский премьер Дэвид Кэмерон в ходе визита в Москву проведет переговоры с Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным

Дэвид Кэмерон и Дмитрий Медведев уже встречались, но на нейтральной территории. Фото: РИА Новости
Дэвид Кэмерон и Дмитрий Медведев уже встречались, но на нейтральной территории. Фото: РИА Новости

Последний раз премьер-министр Великобритании (тогда им был Тони Блэр) приезжал в Москву в октябре 2005 года.

Последняя встреча Путина с британским премьером имела место в июне 2007 года, когда на саммите G8 в Хайлигендамме между ним и Блэром состоялся «очень откровенный» часовой разговор, что, как указывает в своем комментарии Financial Times, на дипломатическом языке означает ссору.

С Медведевым бывший премьер Гордон Браун беседовал в июле 2008 года «на полях» саммита G8 в Японии, а Кэмерон — в июне и ноябре 2010-го и в мае нынешнего года на саммитах «Большой восьмерки» и «Большой двадцатки» в Канаде, Южной Корее и во Франции.

В Сеуле российский президент пригласил Дэвида Кэмерона посетить Москву. Договоренность о визите была достигнута после встречи во французском Довиле.

«Давно пора»

Отношения Москвы и Лондона пережили невиданный подъем в начале нулевых годов, а затем опустились до «точки замерзания» из-за Ирака, Грузии, частичного вытеснения компании Shell из проекта «Сахалин-2» и особенно из-за «дела Литвиненко», перетекшего в «дело Лугового».

По мнению заместителя директора Института Европы РАН Алексея Громыко, вернуться на прежний «уникальный» уровень сторонам не удастся, дай бог выбраться из провала.

«Главное событие — сам факт визита, — заявил эксперт Русской службе Би-би-си. — Не стоит ждать прорыва в отношениях или использовать термин «перезагрузка».

Дэвид Кэмерон и его московские собеседники, несомненно, поговорят о ядерном нераспространении, Ближнем Востоке, Иране и Афганистане, но «самое видное место займут двусторонние вопросы: бизнес и инвестиции, а также упрощение визового режима», уверен Алексей Громыко.

«Давно пора. Я могу понять, почему этого не произошло раньше, так как были вещи, влияющие в целом на отношения, но очень положительно, что это происходит сейчас, — заявил директор Российско-британской торговой палаты Крис Гилберт. — Диалог с Россией должен быть на самом высоком уровне. Если Кэмерон приедет и хорошо, продуктивно проведет время, надеюсь, с двумя главными парнями, это позволит достичь многого».

Дэвида Кэмерона будет сопровождать большая группа британских бизнесменов. «Премьер-министр будет позиционировать поездку как благоприятную возможность для торговли», — уверена Times.

Вода и камни

Российские аналитики не сомневаются, что «дело Лугового» осложнит ход переговоров, но выражают надежду, что сторонам удастся договориться по вопросам, где налицо взаимный интерес.

«Ни у той, ни у другой стороны нет места для маневра, — считает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. — Кэмерон не может притворяться, что вопроса не существует, в то время как позиция Путина ясна. Успех встречи будет зависеть от того, смогут ли они принять разногласия как данность и двигаться дальше».

Алексей Громыко считает главными препонами в российско-британских отношениях «дело Лугового», а также проблему Грузии и ее отделившихся территорий.

«Эти камни никуда не исчезнут, но вода сотрудничества их обтекает, — рассуждает он. — Я бы сравнил их с проблемой Южных Курил в отношениях с Японией. Ясно, что взаимно устраивающего решения не просматривается, но было бы глупо и безответственно всецело концентрироваться на них и только бичевать друг друга».

Фактор Путина

Британские эксперты придают особое значение предстоящей встрече британского премьера с Владимиром Путиным, который, как пишет Times, «многими воспринимается как главный арбитр в российском нефтегазовом комплексе, а также как человек, решающий проблемы в стране, где личности важнее институтов». По мнению газеты, «Путин стремится восстановить свою репутацию на Западе».

На днях иностранные журналисты попросили пресс-секретаря российского премьера Дмитрия Пескова прокомментировать слухи, согласно которым его патрон может уклониться от разговора с Дэвидом Кэмероном, сославшись на занятость.

Дмитрий Песков не подтвердил эту информацию, однако заметил, что британский премьер приезжает в Москву по приглашению Дмитрия Медведева и центральным событием визита станут его переговоры с президентом России.

Наблюдатели предполагают, что Владимир Путин не уверен в результативности встречи и потому заранее стремится не афишировать ее значение.

Без галстуков

В свое время Тони Блэр стал первым западным политиком, попытавшимся ответить на сакраментальный вопрос «Who is Mr Putin?» Он прилетел в Петербург в марте 2000 года, когда Владимир Путин был еще и.о. президента. Тогда оба лидера вместе посетили оперу «Война и мир» в Мариинском театре. Впоследствии журналисты усмотрели в названии спектакля дурное предзнаменование.

После нашумевшего похода в московский ресторан «Пивнушка» в ноябре 2000 года наблюдатели вспомнили «особые отношения» СССР и голлистской Франции и «привилегированное партнерство» между Борисом Ельциным и Гельмутом Колем. Высказывались предположения о том, что Блэр станет неким спецпредставителем Запада в отношениях с Москвой.

Писали, что такова, видимо, роль британских премьеров — открывать миру новых руководителей России. Имелась в виду встреча Маргарет Тэтчер с тогда еще рядовым членом политбюро Михаилом Горбачевым в 1984 году, после которой «железная леди» объявила: «С этим человеком можно иметь дело».

Однако последнюю встречу Блэра и Путина в 2005 году пресса окрестила «переговорами на бывшем уровне», а затем отношения еще более ухудшились.

«Для обоих политиков такие отношения и реакция на них СМИ были выгодны, — говорит Алексей Громыко. — И Путин, и Блэр пытались утвердить себя в качестве видных фигур на мировой арене. Вся эта история лишний раз доказывает, что, когда есть фундаментальные предпосылки для хороших отношений, «личная химия» может сделать их еще лучше, а когда их нет, она не работает».

«Нынешняя ситуация не идет ни в какое сравнение с британо-российскими отношениями в начале предыдущего десятилетия: в 2003 году Путин нанес в Британию официальный визит, с Блэром встречался пять раз. Теперь Путин вкладывает свою энергию в общение с Меркель и Саркози, а его личная дружба с Берлускони принесла Италии крупную выгоду», — пишет Times.

Вразнос по кочкам

Первая, хотя и не фатальная трещина в отношениях возникла из-за Ирака. Потом раздражение Кремля вызвало пребывание в Британии Бориса Березовского, Ахмеда Закаева и других российских диссидентов и политэмигрантов, экстрадиции которых добивалась российская прокуратура.

В Москве с трудом могли представить себе, чтобы глава правительства был не в силах дать суду указание решить любой вопрос «как надо». Заявления официальных лиц Соединенного Королевства, в том числе самого Блэра, о независимости британской юстиции в России воспринимали как отговорку.

На берегах Темзы недоумевали, отчего это обвинения Березовскому и Закаеву были предъявлены лишь после того, как они эмигрировали и начали публично выступать с антипутинскими заявлениями, и почему нужно требовать их выдачи от Британии, когда российские власти ранее могли задержать их в Москве.

В январе 2006 года случился скандал с якобы обнаруженным в Москве «шпионским камнем». А осенью грянуло «дело Литвиненко».

Проживавший в Лондоне бывший подполковник ФСБ, впоследствии непримиримый критик российских властей, скончался 23 ноября 2006 года от отравления радиоактивным полонием.

Британские власти подозревают в убийстве Литвиненко его бывшего коллегу Андрея Лугового и требуют его экстрадиции. Россия отказывается, ссылаясь на положение конституции, запрещающее выдачу граждан России другим государствам. При этом ЛДПР Владимира Жириновского осенью 2007 года включила Лугового в список своих кандидатов на выборах в Госдуму, так что человек, обвиняемый в Британии в тяжком преступлении, стал еще и заседать в российском парламенте.


Замораживание сотрудничества

Конфликт привел к высылке четырех российских и четырех британских дипломатов, замораживанию сотрудничества по линии спецслужб и закрытию в России культурных центров Британского Совета.

Отношения дополнительно ухудшились осенью 2006 года, когда активисты прокремлевского молодежного движения «Наши» несколько месяцев не давали проходу британскому послу Энтони Брентону, выражая неудовольствие контактами дипломата с российскими оппозиционерами.

После избрания Дмитрия Медведева президентом тогдашний британский премьер Гордон Браун направил ему протокольное поздравление, но не сопроводил его приглашением посетить Лондон.

После российско-грузинского вооруженного конфликта в августе 2008 года Гордон Браун назвал действия Москвы агрессией.

Широкий резонанс получили визовые проблемы, возникшие в феврале 2010 года у московского корреспондента Guardian Люка Хардинга, и арест в Британии по подозрению в шпионаже российской гражданки Екатерины Затуливетер в декабре того же года.

В начале июля этого года председатель комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев выразил претензии по поводу «сбоев» в работе визового отдела британского посольства в Москве, связанных, по его мнению, с «политикой сдержанности в визовых вопросах, которую британская сторона практикует с тех пор, как возникло так называемое «дело Литвиненко».

В июне, отвечая в Палате общин на вопрос, собирается ли он во время визита в Москву «напомнить России об ее обязательствах по выводу войск и прекращению оккупации Грузии», Дэвид Кэмерон ответил: «Я, разумеется, сделаю это».

31 августа, за несколько дней до визита Дэвида Кэмерона, судебные приставы провели обыск в московском офисе ВР, что глава представительства компании Джереми Хак расценил как «давление на бизнес ВР в Российской Федерации».

Глава ВР Роберт Дадли будет в числе лиц, сопровождающих Кэмерона. Британская пресса не сомневается, что отношения корпорации с российскими властями станут одной из тем переговоров.

Проблемы бизнеса

«Торговый аспект российско-британских отношений — единственная здоровая их часть», — считает эксперт по России из Королевского института международных отношений Джеймс Никси. Однако и в этой сфере имеются проблемы и шероховатости.

В 2003 году во время визита Владимира Путина в Лондон он и Тони Блэр лично благословили создание совместной российско-британской нефтяной компании ТНК-BP.

Этот проект по сей день является единственным примером масштабного участия международного капитала в российском нефтяном бизнесе. С тех пор Москва стала прохладно относиться к разработке и эксплуатации своих нефтяных и газовых месторождений иностранцами, разве что в роли миноритарных акционеров.

Торговые связи между Британией и Россией:

Товарооборот в 2010 году – 15,9 млрд долларов
Российский экспорт – 11,3 млрд долларов
Британский импорт в Россию – 4,6 млрд долларов
Накопленные британские инвестиции в РФ – 18,9 млрд долларов
Количество британских компаний в России – около 600

В декабре 2006 года британская Shell и японские Mitsui и Mitsubishi продали «Газпрому» контрольный пакет акций компании Sakhalin Energy — оператора нефтегазового проекта «Сахалин-2». Это случилось после того, как российские власти предъявили Sakhalin Energy экологические претензии, чреватые многомиллиардными штрафами или отзывом лицензии. Сразу после перехода проекта в руки российского газового монополиста Росприроднадзор объявил о снятии претензий.

В июне этого года завершились безрезультатно переговоры между BP и «Роснефтью» о масштабном проекте по добыче углеводородов на арктическом шельфе — правда, не по воле правительства России, а из-за позиции российских акционеров ТНК-ВР.

С другой стороны, в 2006 году «Газпрому» не позволили купить британскую газораспределительную компанию Centrica, а «Северсталь» проиграла Mittal Steel в борьбе за покупку Arcelor.

Доля энергоносителей из России составляет лишь 3% от потребностей Соединенного Королевства. «Газпром» высказывал намерение довести ее к 2020 году до 20%, но Лондон относится к этим планам без энтузиазма, предпочитая наращивать импорт сжиженного газа из Катара.

«Запасная столица»

Можно сказать, что российские англофилы ценят дух «доброй старой Англии» больше, чем сами англичане, и любят страну, которой во многом уже нет.

Тем не менее, и реальная Британия их не разочаровывает. Ни в какое место на Земле россияне, разумеется, те, кто может себе это позволить, не тянутся так, как в Лондон. По имеющимся данным, там живут, постоянно или временно, от 100 до 300 тысяч русских.

«Лондон стал второй русской столицей, — писала газета «Коммерсантъ». — Дети учатся в Англии, дома приобретаются в Англии, визы всегда наготове».

Когда последнее время российские инвесторы начали массово скупать недвижимость в Латвии, Ригу тут же окрестили «Лондоном для бедных». «Лондоном», а не «Нью-Йорком» или «Парижем»!

По мнению Алексея Громыко, человеческое измерение благотворно влияет на межгосударственные отношения. «Гуманитарный фактор и притягательность для России английской и шотландской культуры микшируют регресс в политической сфере», — считает он.

Артем Кречетников
Би-би-си, Москва

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию