16+
Суббота, 18 мая 2024
  • BRENT $ 84.00 / ₽ 7643
  • RTS1211.87
2 июня 2009, 08:37 Компании

«Газпром» торгуется с Ашхабадом

Лента новостей

«Газпром» предложил Туркменистану ограничить объемы поставок газа, закупаемых российской стороной, или снизить на него цену. Россия остается важнейшим партнером Туркменистана, возможности которого по диверсификации экспорта газа весьма ограничены

Газ. Фото: AFP
Газ. Фото: AFP

«Газпром» предложил Туркменистану ограничить объемы поставок газа, закупаемых российской стороной, или снизить на него цену. Россия остается важнейшим партнером Туркменистана, возможности которого по диверсификации экспорта газа весьма ограничены. Взаимозависимость двух стран в энергетике принуждает их к достижению взаимоприемлемого компромисса.

«Мы предложили ограничить объемы поставок газа, так как туркменский газ закупался по таким ценам, как на европейском рынке. Поэтому если сегодня Европа по таким ценам газ не берет, то... ваш газ с вашей ценой реализовывать некуда: нужно пересматривать цену или объемы», — заявил на брифинге в понедельник в Челябинске заместитель председателя правления ОАО «Газпром» Валерий Голубев. По его словам, основным потребителем туркменского газа является Украина, которая сократила объем потребления на 40% — на 22 млрд кубометров. Многие европейские страны также сократили потребление.

«Мы предложили туркменским коллегам ограничить некоторый объем поставок газа — так же как это сделал сам «Газпром» и другие российские производители газа. «Новатэк», ТНК-BP, ЛУКОЙЛ, «Итера» и «Газпром» — все сократили объем добычи газа пропорционально. Аналогично мы предложили сделать нашим туркменским коллегам, поскольку у нас сегодня нет того объема потребления, который был раньше» — сформулировал позицию российской стороны Валерий Голубев. «Думаю, что в ближайшее время работа будет продолжена. Мы найдем разумные и взаимовыгодные интересы», — сказал представитель «Газпрома».

В ответ на обвинения туркменских представителей в том, что по вине «Газпрома» ранее произошла авария, которая стала причиной срыва поставок туркменского газа, Валерий Голубев пояснил, что решение о полной остановке подачи газа было принято туркменской стороной: «Собственно это было решение туркменской стороны — остановить полностью подачу газа, хотя мы вводили ограничение до уровня 27 млн кубометров посуточно».

Авария на туркменском участке газопровода САЦ-4 (Средняя Азия–Центр) Давлетбат–Дариялык произошла в ночь на 9 апреля. Через две недели после взрыва на главном экспортном газопроводе страны, экспорт газа из Туркменистана в направлении России резко сократился и затем и вовсе был прерван.

МИД Туркменистана заявлял, что авария, якобы, вызвана сокращением отбора газа из газопровода российской компанией «Газпром экспорт». Впрочем, как сообщил в прошедшую пятницу директор геологического института госкорпорации «Туркменгеология» Одек Одеков, в настоящее время газопровод восстановлен и готов к прокачке, а возобновление поставок является предметом коммерческих переговоров.

Туркменский представитель напомнил, что авария привела к остановке работы 195 газовых скважин, но указал, что если удастся договориться с Россией по поводу возобновления поставок, то Туркмения не будет подавать иск в международный арбитраж. Пока что обе стороны не хотят брать на себя вину за возникшую ситуацию, уточнил г-н Одеков.

Авария на газопроводе обнажила трения, которые существуют в энергетической сфере между двумя странами. Как заявил Одек Одеков, 29 июня Туркмения завершит прием заявок на тендер по строительству крупнейшего внутреннего инфраструктурного проекта — газопровода Восток–Запад, который может стать главным элементом системы экспорта новых объемов газа из страны как по территории России, так и в обход нее. Контракт на трубопровод в 2008 году был обещан «Газпрому», однако 23 марта Туркмения отказалась предоставлять компании эксклюзивные права на проект.

Напомним, Туркмения, которая располагает значительными запасами газа, а также Россия и Казахстан в 2008 году подписали предварительное соглашение о строительстве «Газпромом» магистрального газопровода длиной до 1000 км, который должен стать частью Прикаспийского газопровода на базе САЦ-3.

Прикаспийский проект является альтернативой основному экспортному трубопроводу САЦ-4, по которому туркменский газ через территорию Узбекистана попадает в газотранспортную систему России и идет на экспорт. Предполагалось, что по той же системе в российском направлении будут транспортировать газ и компании, добывающие его (до 10 млрд кубометров к 2010 году) на каспийском шельфе Туркмении. Среди них: дочерняя компания малайзийского концерна Petronas и британо-арабская компания Dragon Oil, добывающая нефть в туркменской части Каспия в соответствии с Соглашением о разделе продукции (СРП), подписанным в 2000 году сроком на 25 лет

Туркменские власти рассчитывают, что трубопровод «Восток–Запад» расширит экспорт газа до четырех направлений — в сторону России, Ирана, Китая и, в случае реализации проекта газопровода TAPI, в Пакистан и Индию. Сейчас Туркмения рассматривает возможность строительства газопровода в режиме «интерконнектора», позволяющего перебрасывать потоки с одного направления на другое.

В понедельник министр энергетики РФ Сергей Шматко выразил надежду, что конфликтная ситуация между «Туркменгазом» и «Газпромом» не станет предметом обсуждения в суде, и обе стороны смогут проявить готовность к компромиссу для того, чтобы «снизить накал страстей». По его оценке, этот спор «носит исключительно хозяйственный характер», и сейчас Газпром и «Туркменгаз» ведут переговоры по его урегулированию.

Как заявил в комментарии BFM.ru ведущий аналитик по нефти и газу ИК «Тройка Диалог» Валерий Нестеров, «отношения с Туркменией были и остаются достаточно значимыми, так как, во первых, туркменский газ выполнял важную роль в газовом балансе «Газпрома» при поставках на Украину и в Европу, а во-вторых, Туркменистан является потенциальным конкурентом «Газпрома». Поэтому надо учитывать позицию этой страны и договариваться с ней.

«Ситуация в газовой сфере резко изменилась и сейчас у «Газпрома» уже нет прежнего желания довести уровень закупок газа из Туркменистана до 100 млрд кубов в год. Но все равно, и в изменившейся ситуации необходимо выполнять хотя бы по минимуму заключенные соглашения», — говорит аналитик.

По его словам, Туркменистан будет в меру сил пытаться расширить и диверсифицировать свой газовый экспорт в обход России, но эти возможности весьма ограничены. Так, наращивать экспорт газа в Иран не перспективно, так как это порождает конкуренцию между странами. Возможный в будущем экспорт газа в сторону Пакистана и Индии также потенциально конкурирует с иранскими проектами. Остается китайское направление, эти объемы уже законтрактованы, но их максимум — 40 млрд кубометров в год.

Что касается запланированного газопровода Nabucco, то реализация этого проекта из-за многочисленных проблемных моментов и рисков находится в подвешенном состоянии. В связи с этим, считает Валерий Нестеров, хотя ресурсная база и позволяет Туркменистану довести свой газовый экспорт до 200 млрд кубометров в год, на практике это нереализуемо. Поэтому в обозримой перспективе Россия останется наиболее важным каналом для экспорта туркменского газа и сторонам в силу взаимного интереса придется договариваться друг с другом о ценах и объемах.

«То, что цена на туркменский газ будет ниже — это очевидно. И такое снижение предусмотрено уже заключенными контрактами. В понедельник цена поставки газа на роттердамском терминале составляла 150 долларов за тысячу кубометров, тогда как «Газпром» предлагает поставку газа по 300 долларов. Но «Газпром» не может торговать себе в убыток, поэтому мы сейчас наблюдаем эффект домино, который заключается в том, что концерн хочет сбавить цену закупок на туркменский газ», — говорит Нестеров.

«Хотя сейчас ситуация в газовой сфере изменилась и понятие святости газовых контрактов (в том числе из-за событий с Украиной) потускнело и выглядит старомодным, тем не менее, надо садиться за стол переговоров и заключать новый контракт. Нестабильность на газовом рынке заставляет «Газпром» занимать более жесткую и одновременно более гибкую позицию, а стороны оказывают давление друг на друга. Но в данном случае никакой газовой войны не будет, и стороны сядут и договорятся», — считает Валерий Нестеров.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию