16+
Вторник, 21 мая 2024
  • BRENT $ 83.15 / ₽ 7538
  • RTS1205.13
3 июля 2009, 21:11 МакроэкономикаФинансы

Может ли государство регулировать норму прибыли?

Лента новостей

Такой вопрос возник после визита премьера Владимира Путина в магазин «Перекресток». Радиостанция Business FM опросила участников потребительского рынка

Проверка цен в магазине. Карикатура: РИА Новости
Проверка цен в магазине. Карикатура: РИА Новости

Не так давно премьер Владимир Путин посетил простой московский магазин. Это был «Перекресток» на Осеннем бульваре. Прицениваясь к различным видам мясной продукции, он удивился высокими, по его мнению, торговыми наценками.

Понятное дело, через пару дней магазин снизил наценки на некоторые товары, но сделал это с максимальной рекламно-маркетинговой выгодой для себя.

Но коль уж такое случилось однажды, возникает вопрос: может ли государство регулировать норму прибыли бизнеса?

Председатель совета директоров компании «Вимм-Билль-Данн» Давид Якобашвили:

— Если взять всю нашу компанию, то средняя норма прибыли получится примерно 4%, может быть, 4,5% — это максимум. Если же считать только по молочным продуктам, то это намного ниже, 2,8–3%. Куда же еще ниже? В принципе, мы балансируем на грани возможного. Все молочные компании низкоприбыльные, это же тяжелый бизнес, он не высокомаржинальный. Взять «Данон», например. У них, возможно, показатель побольше, потому что там больше кондитерки. И это максимальная маржа, какая есть.

А любая регуляция чревата последствиями, потому что все зависит от настроения чиновников. Ведь после регуляции не появится товар на полке, потому что в минусе мы долго работать не сможем. Мы и так на социальных продуктах прибыль «экономим», а на других товарах можем поднять.

Президент АКГ «Созидание и развитие» Василий Кошелев:

— При фиксации нормы прибыли мы бы рассмотрели, насколько вообще целесообразно заниматься бизнесом. И, вполне возможно, даже приняли бы решение закрыться. Для нас норма прибыли приемлема в пределах 10-15%, что, в общем-то, считается нормальным показателем во всех отраслях. В данном случае, вмешательство государства в бизнес не совсем корректно, потому что говорить о каких-то наценках можно только при условии, если вы хорошо разбираетесь именно в этом бизнесе, если у вас есть информация по себестоимости. Здесь цены устанавливает рынок, а не какой-то источник извне, будь то административный орган или сам собственник. Очевидно, если за счет цен ваша норма прибыли выше, чем у ваших конкурентов, то клиенты просто перестанут покупать у вас товары и услуги и перейдут к другим продавцам или поставщикам.

Вице-президент Российской гильдии риелторов Константин Апрелев:

— Сегодня на рынке риелторских услуг норма прибыли практически нулевая, поэтому, наверное, она и приемлема. Другое дело, что было бы приемлемо предпринимателю? Сейчас большинство из них согласилось бы на рентабельность даже в 20% годовых, но в риелторском бизнесе таких денег сегодня, к сожалению, нет.

Рентабельность бизнеса — вопрос очень непрозрачный и неоднозначный. Мне кажется, что некую рентабельность, некую доходность можно было бы регулировать в том случае, если бы малый бизнес постоянно фиксировал завышенную доходность. Но сегодня большинство предприятий этого сектора показывает, скорее, убытки.

Учредитель ГК «Технология и питание» (сеть «Крошка-Картошка») Андрей Конончук:

— Норма прибыли во время кризиса снизилась, и на сегодняшний день, к сожалению, после выплаты драконовских налогов не превышает 5%, что совершенно не дает возможности развиваться. А связано это с тем, что кризис привел к падению выручки, затраты же не снизились, так как аренда — все по-прежнему, налоги — все по-прежнему, чиновники — по-прежнему, поборы — по-прежнему. То есть вся государственная машина направлена против нас. Соответственно, норма прибыли снизилась до 15-16% до налогообложения. Мы бы хотели, чтобы у нас прибыль оставалась такая же, как мы платим государству налоги. В противном случае получатся 1990-ые годы.

Государство выступает в роли рэкетира. Мы зарабатываем денег значительно меньше, чем платим в виде налогов. Задавать норму прибыли государство не может, но оно фактически это и делает. Своим поведением, своими поборами оно устанавливает планку, ниже которой мы цены поставить не можем, иначе придется закрыть бизнес. Мы вынуждены в свою цену закладывать все взятки, всевозможные согласования, сертификации, контроли. И мы ставим такую цену, чтобы хватило заплатить родному государству. Если бы не было этой составляющей, могли бы продавать значительно дешевле.

А указывать бизнесмену, какая норма прибыли должна быть... На мой взгляд, в цивилизованном государстве такого быть не должно. Я бы отнесся очень хорошо, если бы государство установило для меня норму прибыли, ниже которой я имел бы право не работать. Но если введут ограничения по продажным ценам — это ересь и беспредел.

Генеральный директор Суздальского медоваренного завода Игорь Задорожный:

— Для нас вопрос о норме прибыли сейчас вообще не стоит. Нам бы в минусовую рентабельность не уйти. Вполне достаточно хотя бы 10% прибыли — были бы очень довольны.

Что касается наценок, то тут надо отметить несколько вопросов. Торговые сети зарабатывают только на наценке, как таковой. Производитель поставил по цене 100 рублей, сеть продала за 110, поэтому наценка сети — 10%. Но это неправильный подход. Дело в том, что сети еще с производителей сдирают дополнительные деньги за то, что этот товар выставлен на полку, за то, что сеть проводит какую-то промо-акцию, за то, что сеть достигла какой-то величины продаж в месяц, и т. д. Эти цифры могут не только быть сопоставимы с наценкой, но и существенно ее превышать.

А регулировать, конечно, можно попробовать, но только к чему это приведет? А приведет к тому, с чего начинались реформы в 1991 году: деньги на руках как бы есть, но вы заходите в магазин, а там пусто. А почему пусто? А товара нет. Этим дело и закончится.

Президент компании «Асати» Александр Коган:

— Можно регулировать налоги, но норму прибыли и бизнес регулировать нельзя! Если государство скажет: норма прибыли должна быть 15%, то какой мне смысл уменьшать себестоимость, а потом, соответственно, уменьшать цену. То есть тогда все стимулы к развитию экономики пропадают. Я считаю, это абсолютно неправильно. Государство должно регулировать только налогами, уменьшать их на какой-то товар, делая его производство более выгодным. А на какой-то товар налоги и акцизные сборы, наоборот, увеличивать.

Другими словами, к регулированию нормы прибыли у меня отношение отрицательное, потому что это — плановая экономика, результат ее мы видели.

Президент компании «Русское ювелирное искусство» Андрей Ананов:

— Норма прибыли не зависит от цены напрямую. Она в идеале зависит от элегантности идеи самого бизнеса, продукта. А повышать прибыль за счет увеличения цены, это только наша русская привилегия. Во всем мире действует правило: если товар пользуется спросом, то цена у него снижается за счет повышения количества выпускаемого товара. У нас же все наоборот.

Государство должно следить за тем, чтобы не в меру азартные сети не обирали простых смертных, когда продают товары первой необходимости. Это — безусловно. В конце концов, стоимость квадратного метра жилья, например, выросла до заоблачных высот, но при этом на улице у нас почти никто не живет. Если нет возможности купить новую большую квартиру, ну, что тут делать. А что касается мяса, молока, хлеба — это нужно контролировать.

Директор по развитию бизнеса компании «Инмарко» Дмитрий Докин:

— Если отрасль достаточно консолидирована, существуют два или три крупных игрока, которые могут себе позволить договариваться о каких-то экстра- или исключительных нормах прибыли. Эти два-три игрока могут сесть за стол и договориться. В отличие от таких отраслей, в бизнесе мороженого России существует около 200 игроков, и поэтому здесь идет разговор не о лимитации прибыли с верхней стороны, а о договоренностях, чтобы не было демпинга. Именно поэтому сейчас мороженое является достаточно доступным молочным продуктом и в кризис чувствует себя достаточно хорошо — падения потребления нет. На нем нет какой-то сверхприбыли ни у производителя, ни у дистрибьютеров, ни у ритейлеров.

Государству за прибылью следить очень тяжело, потому что необходимо очень глубоко вникать внутрь бизнеса. А только лишь контроль за наценкой будет давать какие-то результаты, но не позволит решать проблемы по сути.

Основатель компании «Дымов» Вадим Дымов:

— Я не думаю, что можно говорить о норме прибыли, приемлемой или неприемлемой в кризис. Просто в кризис обостряются все противоречия. Поэтому, конечно, общество и все товаропроизводящие цепочки резко реагируют на различные отклонения или изменения. Рынок сам должен регулировать норму прибыли. Ты хорошо работаешь, тебе за это платят деньги, ты хорошо зарабатываешь — в этом ничего плохого нет. Но, к сожалению, у нас ситуация такая, что сегодня производство и сельхозпредприятия в тяжелом положении.

Государство регулировать норму прибыли не может, но где-то оставлять за собой право регулировать наценки на те или иные группы социально важных продуктов, оно имеет право. И вправе это делать, чтобы не допускать социальных взрывов.

Генеральный управляющий компании «Арпиком», владелец ресторанов «Ле Гато-экспресс», «Гудман» и «Колбасофф» Михаила Зельмана:

— Я верю в концепцию свободного рынка. Поэтому уверен, что последствия от даже самого прекрасного, идеального, на первый взгляд, закона о регулировании, в любом случае будут хуже, чем от отсутствия такого закона. Я не верю в силу государства, в планово-распределительную экономику. Считаю подобное просто губительным. Ну а если все-таки введут, я бы закрыл бизнес, собрал чемоданы и поехал в то место, где таких ограничений нет. Но я надеюсь, до этого в нашей стране не дойдет.

Ресторатор Александр Соркин:

— Норма прибыли в ресторанном бизнесе давно уже жестко детерминирована. И это не связано с уровнем ресторана, потому что наценка в более дешевых ресторанах выше, чем в более дорогих. Хотя очень многие этого не понимают, но оно именно так. Если же говорить о том, что можно как-то регулировать наценки, то, мне кажется, нет. Потому что сама рыночная система подразумевает такую регуляцию. Возможно, есть рамки приличия, за которые не желательно выходить. Ведь сейчас люди очень жестко реагирует на цены, они стали внимательно смотреть на ценники. И элементарно: у тебя не будут есть горячее, если оно очень дорогое и если в соседнем ресторане ничуть не худшего качества оно продается на 30% дешевле.

Генеральный директор компании «Аптека-холдинг» Игорь Варламов:

— Насколько предприятие управляет своими издержками или обеспечивает эффективность бизнес-процессов — именно от этого зависит норма его прибыли. А конкуренция отрегулирует лучше любого государства.

Но если мы говорим о социально значимых товарах и отраслях, таких как, например, лекарства или здравоохранение, то какие-то ограничения должны быть. И государство в этом участвует: существует регулирование наценок на жизненно важные препараты, проводятся аукционы, конкурсы, которые тоже регулируют цены через конкуренцию, через коммерческие предложения различных компаний. Мне кажется, ФАС тоже достаточно активно занимаются регулированием цен. Еще Комитет по тарифам и ценам этим занимается. Как еще можно охарактеризовать регулирование государством цен? Все только этим и занимаются.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию