16+
Суббота, 25 мая 2024
  • BRENT $ 82.09 / ₽ 7363
  • RTS1195.58
6 июля 2009, 09:23 Макроэкономика

Китай на треть сокращает госкорпорации

Лента новостей

На полтора предстоящих года консолидация китайских госкомпаний получит дополнительный импульс. Это увеличит их вес в бизнесе, а участие иностранного капитала обеспечит большую легитимность китайскому бизнесу в мире

Госкомпании постепенно переходят в руки чиновников. Фото: hamishritchie/flickr.com
Госкомпании постепенно переходят в руки чиновников. Фото: hamishritchie/flickr.com

«Китай не отказывается от плана сократить к 2011 году количество госкомпаний до 80-100 с нынешних 138 и разрешит частным и иностранным инвесторам принять участие в готовящейся консолидации», — заявил Ли Ронрон, глава Государственной комиссии по контролю и управлению активами (SASAC).

«Наша цель не изменилась, и хотя у нас осталось только полтора года, мы будем стремится к ней», — сказал глава Госкомиссии в интервью госагентству Синьхуа.

Китай основал SASAC в 2003 году, чтобы контролировать крупнейшие небанковские государственные предприятия, обычно родительские компании торгуемых компаний, таких, как PetroChina, Sinopec, Chalco и China Mobile. За шесть лет число компаний, находящихся под непосредственным надзором SASAC, сократилось до 138 со 196. На начало этого года их суммарные активы составляли 18 трлн юаней или 2,6 трлн долларов.

Некоторые экономисты сомневаются в эффективности альянсов, созданных под руководством государства, однако Ли Ронрон утверждает, что SASAC будет совершенствовать процесс и постарается гарантировать стабильность бизнеса каждому новому объединению.

«Мы хотим перераспределить существующие ресурсы и улучшить эффективность, и поэтому «один плюс один» может дать в сумме больше, чем два», — подсчитал Ли. Слияние крупных государственных предприятий может изменить промышленный ландшафт Китая, и это приведет к глобальным последствиям.

Китайские СМИ ранее писали, что план, в частности, предусматривает сделку между Minmetals, крупным покупателем минеральных активов во всем мире, с одной стороны, Luzhong Metallurgy и Mining Group, влиятельными местными производителями железной руды, с другой и Исследовательским институтом горного дела и металлургии Чанша, который обладает активами на 2,0 млрд юаней.

Как считает управляющий директор компании «Арбат-Капитал Менеджмент» Александр Орлов, предполагаемое уменьшение количества госкомпаний свидетельствует о том, что Китай продолжает развивать рыночную экономику и хочет минимизировать в мире свой имидж коммунистической страны. «Формально речь идет о ликвидации госкомпаний, но нужно понимать, что китайские госкомпании отличаются от наших «Газпрома», РЖД или «Роснефти». В Китае они в реальности принадлежат не государству, а чиновникам и их семьям, которые теперь хотят получить их в полную собственность, то есть перевести из формального госвладения в частное, а заодно и привлечь дополнительные инвестиции».

«Кто ж откажется от дополнительных денег», — говорит эксперт, имея в виду истинные намерения нынешних владельцев госкомпаний, и одновременно указывая, что подобная политика потенциально таит определенные опасности, так как уменьшит степень управляемости экономикой в период кризиса. При этом он полагает, что интерес иностранных инвесторов к активам госкомпаний будет носить значительный характер, так как Китай с инвестиционной точки зрения остался практически единственным «белым пятном» на черном фоне кризиса. Однако инвесторы так сильно хотят работать в Китае, что, за исключением отдельных случаев, несмотря на ряд опасений, будут стремиться принять участие в этом процессе.

По мнению управляющего директора компании Moscow Capital Станислава Машагина, консолидация китайских госкомпаний направлена на повышение их конкурентных позиций, что и будет способствовать привлечению новых менеджеров и технологий. При этом оставшиеся стратегические компании, например, в нефтегазовом секторе, смогут осуществлять более масштабные проекты.

Каждая из подвергнувшихся консолидации компаний стоит примерно 20-30 млрд долларов, поэтому даже продажа части их стоимости инвесторам обеспечит приток в казну миллиардных ресурсов, которые в том числе будут использованы для дальнейшего инвестирования в перспективные виды бизнеса.

«Скорее всего, продаваться будут какие-то доли в этих компаниях, но, я думаю, что если речь идет о примерно 30-ти корпорациях, то государство получит в результате не менее 30 млрд долларов. Это, безусловно, существенные фискальные средства, которые затем можно будет инвестировать в стратегические сектора, например, в энергетику, транспорт и строительство», — полагает Станислав Машагин.

Вместе с тем Александр Орлов напомнил, что инициативы по консолидации госкомпаний при активном участии иностранных инвесторов отчасти вступают в противоречие с ограничениями, которые накладываются на иностранцев в банковском секторе, когда инвесторов, покупающих бумаги китайских финансовых учреждений, обязывают не выходить из этих инвестиций в течение определенного времени. В частности, с такими условиями столкнулась в Китае Goldman Sachs Group.

«Китайцы завлекают инвесторов в золотую клетку, но желающих попасть в нее будет много», — говорит Александр Орлов.

Отметим, что переход бывшей госсобственности в частные руки служил одной из движущих сил при переходе от коммунистических режимов к иным формам политического устройства во многих странах мира. «Подобные процессы могут усилить в Китае и без того углубляющееся социальное неравенство и несут риск внутриполитическому единству страны, так как возрастает вероятность конфликтов внутри правящего слоя. Однако вряд ли они будут видны со стороны», — считает Александр Орлов.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию