16+
Вторник, 23 апреля 2024
  • BRENT $ 87.09 / ₽ 8125
  • RTS1168.24
23 сентября 2009, 18:16 СтрахованиеФинансыБанки, вклады и кредиты

«Можно немножко скорректировать будущее»

Лента новостей

Председатель совета директоров Юниаструм Банка Георгий Писков в интервью Business FM рассказал о системе страхования банковских активов, которую предлагает АРБ для повышения финансовой устойчивости банковской системы

Георгий Писков. Фото: ИТАР-ТАСС
Георгий Писков. Фото: ИТАР-ТАСС

Председатель совета директоров Юниаструм Банка Георгий Писков в интервью Business FM рассказал о системе страхования банковских активов, которую предлагает АРБ для повышения финансовой устойчивости банковской системы.

— Комиссия Ассоциации российских банков (АРБ), которую вы возглавляете, предложила летом этого года системное решение, которое позволит повысить финансовую устойчивость российской банковской системы — систему страхования банковских активов. Это нечто вроде «плохого» банка или есть отличия?

— Конечно, здесь есть существенное отличие. Но должен срезу сказать, что в предлагаемой нами системе элементы так называемого «плохого банка» используются в качестве технического звена. Но главное отличие нашего предложения заключается в том, что это постоянно действующая система страхования, в то время как концепция «плохого банка» ориентирована на краткосрочное решение текущей проблемы банка или банков, возникшей в результате кризиса. То, что предлагаем мы, способно обеспечить стабильность и устойчивое развитие банковской системы, а также создать определенную платформу для повышения устойчивости системы именно во время кризиса, когда бы он ни случился.

— То есть это не антикризисная мера, которая должна быть принята именно сейчас? Система рассчитана на будущее?

— Она рассчитана и на будущее, и на настоящее. На самом деле, при наличии политической воли, естественно, эту систему можно применить уже и сейчас. Другое дело, что значительно эффективнее было бы ее применить еще до начала кризиса, но поскольку мы не в силах изменить прошлое, то, по крайней мере, можно немножко скорректировать будущее.

— Эта система предполагает добровольность вступления в нее?

— Да, это абсолютно добровольная система, каждый банк волен вступать в нее или не вступать.

— Насколько своевременно предлагать эту систему именно сейчас, когда уже заговорили о первых признаках выхода из кризиса и мировой экономики, и российской? Будет ли она сейчас интересна банкам?

— Сейчас, действительно, все говорят о возможном подъеме экономики, о возможном выходе из кризиса, и в каком-то смысле это даже опасно, потому что порождает излишний оптимизм. Я в чем-то оптимист, а в чем-то пессимист. Российская экономика отличается, конечно, от экономики развитых стран прежде всего тем, что у нас еще недостаточно правил игры. Наше законодательство недостаточно детально прописано, просто в силу того, что оно молодое. Наши регуляторы не обладают необходимым набором инструментов, законодательных в первую очередь, для того, чтобы эффективно управлять рынком, эффективно его регулировать. В этом мы отличаемся в худшую сторону. С другой стороны, российская экономика очень динамична, российский бизнес очень агрессивен в хорошем смысле слова, и в этом — оптимизм. Поэтому, я думаю, что выход России из сегодняшнего кризиса будет достаточно быстрым. Вопрос только в том, когда этот выход начнется на самом деле.

В любом случае, думаю, что банки наша система заинтересует. Потому что одно дело — выход из кризиса всей экономики страны, и совсем другое — решить текущие проблемы конкретных компаний и конкретных банков. Если компания, являющаяся клиентом банка, оказалась в тяжелой экономической ситуации во время кризиса, и вряд ли она выйдет из нее немедленно. На это всегда уходит достаточно много времени. Нужно восстановить ликвидность, отношения с другими банками, с поставщиками, вернуть свою долю рынка и т. д. Это не происходит за сутки. Так что проблема, с которой столкнулись сегодня банки, связана именно с просрочками. Эта проблема не решается быстро, и последствия этой проблемы мы будем ощущать еще достаточно долго. Так что, я думаю, банки заинтересуются этим предложением, и сейчас, как раз, очень своевременно заняться внедрением подобной системы, потому что когда ситуация полностью стабилизируется на рынке, все займутся развитием бизнеса, текущими делами, и к следующему кризису мы снова подойдем неподготовленными. Я считаю, что внедрение этой системы должно произойти как можно быстрее.

— С чего нужно начинать внедрение системы?

— Прежде всего, необходимо общественное обсуждение. Это собственно то, чем мы сегодня занимаемся. В этом процессе должна быть абсолютная прозрачность, и необходимо предоставить возможность высказаться как банковскому сообществу, так и клиентам банков, регуляторам, законодателям. Затем, естественно, потребуются определенные изменения в законодательстве, но я бы не сказал, что они будут принципиального характера. На самом деле, это набор определенных технических решений, который достаточно легко осуществить.

— При вступлении в систему, как и при любом страховании, нужно заплатить определенные деньги. О каких суммах может идти речь?

— Я бы не стал называть абсолютные суммы. Дело в том, что предлагаемая нами система предусматривает индивидуальный расчет страхового взноса для каждого банка, в зависимости от риска и профиля этого финансового института.

— То есть чем более рискованную политику ведет банк...

— Естественно. Тем выше стоимость страховки. Ровно так же любая страховая компания оценивает риск для здоровья или жизни своего клиента и соответствующим образом меняет размер страхового взноса.

— В систему будут приниматься все банки или она направлена на поддержание достаточно крупных из них?

— Речь идет не о величине банка, а о том, насколько осмысленной является его политика в области развития своего бизнеса.

— А кто будет определять, осмысленная это политика или нет?

— Прежде всего, по нашему мнению, обязательным требованием при приеме в систему страхования банковских активов должно являться наличие формализованной и технологически внедренной системы управления риском. Наличие такой системы позволяет сделать вывод о том, что политика развития банка хорошо осмыслена. Риск нельзя достоверно оценить статически, она всегда оценивается динамически. То есть нам нужна какая-то серия данных, которая позволит оценить изменение качества того или иного кредитного портфеля во времени. В ситуации, когда риск-аппетит описан, когда система риск-менеджмента описана, формализована и внедрена, очень легко в течение определенного времени сравнить, а каким образом реально полученное значение, скажем, просроченной задолженности отличается от того, что предполагалось банком ранее. И если расхождения велики, это значит, что высок и риск, ассоциированный с этим банком. Это значит, что данный банк не смог правильно смоделировать поведение своего портфеля на будущее.

— Наверное, можно говорить о создании некоего суперстраховщика банковской системы. Это предстоит делать с нуля или на основании уже чего-то существующего?

— В нашем представлении, следует воспользоваться платформой Агентства по страхованию вкладов, поскольку у него накоплен определенный опыт страхования банков, общения с банками, оценки этих финансовых институтов. Я думаю, что на основании этого агентства имело бы смысл создать систему. Создавать же ее с нуля будет довольно-таки трудно.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию