16+
Понедельник, 22 апреля 2024
  • BRENT $ 86.95 / ₽ 8125
  • RTS1173.68
13 октября 2009, 21:03 Макроэкономика

Кругман: «Падение доллара — это хорошие новости»

Лента новостей

Нобелевский лауреат Пол Кругман считает, что для США падение доллара — хорошие новости. Это результат укрепления доверия: доллар рос на пике финансового кризиса. Кроме того, снижение доллара благоприятно для американского экспорта

Пол Кругман. Фото: AFP
Пол Кругман. Фото: AFP

Один из уроков Великой депрессии состоит в том, что нельзя недооценивать разрушительную силу плохих идей. И некоторые ошибочные идеи, которые в числе прочих были причинами Великой депрессии, увы, оказались очень устойчивыми: в измененной форме они и сегодня по-прежнему влияют на экономические дискуссии.

О каких идеях я говорю? Эксперт по истории экономических учений Питер Темин (Peter Temin) утверждал, что одной из основных причин Депрессии был, как он называет это, «менталитет золотого стандарта». Здесь подразумевается не только вера в священную важность сохранения золотого содержания национальной валюты, но и весь связанный с этим комплекс представлений: бесконтрольный страх перед инфляцией, даже когда возникает угроза дефляции; противодействие «дешевому» кредиту, когда экономике он отчаянно необходим, — на тех основаниях, что это может быть разрушительно; убежденность в том, что даже если правительство может создавать рабочие места, этого делать не нужно, потому что так можно обеспечить только «искусственный» подъем.

В начале 1930-х годов под влиянием подобных представлений правительства повышали процентные ставки и сокращали расходы, несмотря на массовую безработицу, пытаясь защитить свои золотые резервы. И даже когда страны ушли от золота, в силу менталитета они не хотели снижать ставки и создавать рабочие места.

Но это уже в прошлом. Или нет?

США не собираются возвращаться к золотому стандарту. Но современная версия «менталитета золотого стандарта» тем не менее оказывает все большее влияние на наш экономический дискурс. И эта новая версия старой ошибочной идеи подрывает перспективы полноценного восстановления экономики.

Вспомните для начала сегодняшние споры по поводу ослабления международного статуса доллара.

На самом деле падение доллара — это хорошие новости. Во-первых, это в основном результат укрепления доверия: доллар рос на пике финансового кризиса, когда охваченные паникой инвесторы искали надежное убежище, а теперь, когда страх отступает, американская валюта падает. Снижение доллара благоприятно для американских экспортеров, оно будет способствовать трансформации торгового баланса от огромного дефицита к более устойчивым показателям.

Если вы получаете представление о ситуации, например, из заметок на редакционной полосе The Wall Street Journal, вам сообщают, что падение доллара — это ужасно, это признак снижения мирового доверия к Америке (и особенно, разумеется, к президенту Обаме). Нужно что-то делать, чтобы остановить падение доллара, думаете вы. На самом деле снижение доллара — это прут, которым консерваторы в конгрессе стегают ФРС, добиваясь сокращения мер по поддержке экономики.

Можно только надеяться, что ФРС выдержит это давление. Но есть тревожные признаки неправильного монетарного мышления в самой ФРС.

В последние недели часто звучат заявления представителей ФРС, в основном президентов региональных Федеральных резервных банков, и не только, с призывами ужесточить в ближайшее время денежно-кредитную политику, в том числе повысить процентные ставки. Обычно представители ФРС осторожно высказываются по поводу будущей денежно-кредитной политики, чтобы не мешать работе Комитета по операциям на открытом рынке (FOMC), который устанавливает ставки и формирует ожидания. Поэтому странно видеть, что все они вдруг стали нарушать эти неписаные правила и фактически читать лекции комитету о том, что ему следует делать.

Еще более странной кажется мысль, что уже в скором времени будет целесообразно повысить ставки. В конце концов, уровень безработицы достигает ужасающих 9,8% и продолжает повышаться, тогда как инфляция намного ниже долгосрочного целевого ориентира ФРС. Это означает, что ФРС не должна торопиться с ужесточением политики — на самом деле стандартные правила денежной политики говорят о том, что процентные ставки не нужно менять в ближайшие два года или более, до тех пор, пока безработица не упадет примерно до уровня 7%.

Тем не менее представители ФРС хотят запустить механизм (повышения) ставок намного раньше. «Чтобы избежать «Великой инфляции», — говорит президент ФРБ в Филадельфии Чарльз Плоссер (Charles Plosser), — нам потребуется принимать меры задолго до того, как уровень безработицы и другие показатели загрузки мощностей в экономике вернутся к приемлемым уровням». Глава ФРБ в Ричмонде Джеффри Лэккер (Jeffrey Lacker) говорит, что ставки, возможно, необходимо поднять, даже несмотря на то, что уровень безработицы не начал снижаться.

Я не знаю, какими доводами объясняется эта готовность нажимать на спусковой крючок по любому поводу. Но вероятно дело не в доводах, а в менталитете, убежденности, что центробанки должны принимать жесткие меры, а не обеспечивать доступный кредит.

Очень важно не допустить, чтобы такой менталитет определял нашу политику. Мы, кажется, действительно избежали второй Великой депрессии. Но поддаваться дедовским предрассудкам в их современной модификации — это верный путь обеспечить себе очередную катастрофу: продолжительный период вялого роста и очень высокой безработицы.

*Пол Кругман, The New York Times

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию