16+
Четверг, 25 июля 2024
  • BRENT $ 81.50 / ₽ 7115
  • RTS1110.77
13 марта 2024, 21:38 Политика

Насколько сильно сказываются на нефтеперерабатывающей отрасли удары украинских БПЛА по российским НПЗ?

Лента новостей

Последствия разные, иногда такие атаки приводили к частичной остановке заводов. Какой объем переработки нефти затронут этими атаками и каковы сроки возможного ремонта?

Пожар на Рязанском НПЗ.
Пожар на Рязанском НПЗ. Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Украинские беспилотники продолжают свои попытки нанести ущерб российским НПЗ. В среду объектами атак стали три предприятия в Рязанской, Ленинградской и Ростовской областях. Во вторник было еще несколько происшествий на НПЗ.

Периодические атаки украинских дронов на российские НПЗ продолжаются с начала года, но в последние дни резко участились. За вторник и среду инциденты произошли на пяти предприятиях — Рязанском НПЗ, где падение дрона привело к возгоранию одной из установок по переработке нефти, в Новошахтинском НПЗ, где, по заявлению властей, после атаки пришлось остановить работу техобъектов. Также была нефтебаза в Орле и возгорание резервуара с топливом, попытки дронов атаковать завод КИНЕФ в Киришском районе Ленинградской области, оба раза для ВСУ безуспешно — дроны сбивались на подлете. Наконец, был пожар на «Лукойл-Нижегороднефтеоргсинтез». Причем два месяца назад атаковали то же предприятие, что привело к приостановке работы одной из установок. Заметными были еще атака в начале февраля на НПЗ в Волгограде и последующий пожар.

Если дроны сбивать не получается, они поражают, как правило, два вида целей — либо резервуары с топливом, либо так называемые установки для каталитического крекинга. Обычно на заводе такая установка всего одна, максимум две. Это крайне важное оборудование для НПЗ, весьма дорогостоящее и обеспечивающее половину работы предприятия, говорит независимый аналитик Дмитрий Лютягин:

Дмитрий ЛютягинДмитрий Лютягин независимый аналитик «Она нужна для того, чтобы выпускать светлые нефтепродукты, такие как высокооктановые бензины. Когда такая установка выходит и строя, это значит, что завод останавливает выпуск бензина, переходит или продолжает выпускать уже темные нефтепродукты, такие как дизель, битумы. Все атаки в первую очередь нацелены на то, чтобы вывести инфраструктуру по производству бензинов. Эта установка достаточно сложная, если посмотреть такие проекты, которые делал «Лукойл» в свое время, компания вложила в установку каталитического крекинга более ста миллиардов рублей, сроки по реализации такого проекта составляют до трех лет. Безусловно, надо смотреть на характер соответствующих повреждений, потому что именно от него будет зависеть стоимость ремонта и сроки этого ремонта. В моем представлении, если установка повреждена незначительно, то ее, наверное, можно в течение квартала двух кварталов отремонтировать и запустить».

В России сегодня есть около 30 крупных НПЗ, каждое из которых перерабатывает свыше 1 млн тонн нефти в год. И около 80 НПЗ поменьше, с объемами в 300-500 тысяч тонн. Из 30 крупных около десяти — самые крупные, суммарный объем их переработки — почти 160 млн тонн нефти. Туда можно отнести, например, Омский НПЗ, «Киришинефтеоргсинтез», Рязанский НПЗ, завод «Татнефти» ТАНЕКО, Ярославский «Нефтеоргсинтез», Московский НПЗ, Туапсинский завод «Роснефти» и «Новошахтинский».

За прошлый год в России было переработано 275 млн тонн нефти на всех НПЗ. А пострадавшие предприятия суммарно перерабатывали около 34 млн тонн. Бензина разного октанового числа за год выпущено 44 млн тонн и дизеля 88 млн тонн. Объем выпуска бензина на пострадавших заводах в совокупности составляет порядка 25-30% от всего объема по стране. Если, к примеру, на паузу встанут Рязанский и Нижегородский НПЗ — это существенно подрывает баланс по поставкам топлива на внутренний рынок, говорит ведущий эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергобезопасности Игорь Юшков:

Игорь Юшков Игорь Юшков ведущий эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергобезопасности «В России НПЗ не так уж и много, чтобы ими разбрасываться. Все, что фактически находится в 1000 километрах от линии фронта, как мы понимаем, находится в зоне риска. В России дизельного топлива выпускается в два раза больше чем потребляется, то есть 50% уходит на экспорт, а с бензином только 90% потребляется на внутреннем рынке, а 10% уходило на экспорт. 10% как раз российского бензина производится в Нижегородском НПЗ, это крупнейший нефтеперерабатывающий завод по производству именно бензина в России вообще, и вот он находился в ремонте где-то с конца декабря 2023 года, то есть сейчас, когда по нему наносились удары, он не работал в полную силу. Мы уже, в общем-то, примерно на грани: сколько потребляем, столько и производим».

Январская авария на Нижегородском НПЗ «Лукойла», где поставили на паузу одну из двух установок, привела к падению производства бензина на 200 тысяч тонн в месяц. Военная техника, и это не секрет, заправляется дизелем, поэтому удары ВСУ по российскому бензину направлены, очевидно, на внутренний рынок. Привычные механизмы стабилизации цен, тот же демпфер — не защищают от физического дефицита топлива.

Однако у государства есть другие рычаги — можно закупать топливо за рубежом, на тех же белорусских НПЗ, снижать налоги для нефтяников, напрямую субсидировать сохранение старых цен сначала на бирже и в конечном счете — на АЗС. Но все это понадобится только при появлении кризисных ситуаций, речи о которых пока не идет.

Бензин АИ-95 впервые с конца сентября подорожал до 60,5 тысячи рублей за тонну, почти на 2% — это данные Петербургской международной товарно-сырьевой биржи. Исторический максимум для АИ-95 составлял почти 77 тысяч рублей за тонну, он был достигнут 7 сентября. Тогда власти вводили временное эмбарго на экспорт топлива.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию